Цель РУБИН ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ - предложение широкого спектра услуг по низким ценам на постоянно высоком качестве.

Неугомонный человек

Едва ли среди старшего да и среднего поколения пожарных Подмосковья найдется хоть один, не знающий либо не слышавший про полковника Г.С. Лойтера. С некоторыми много лет тому назад Геннадий Самуилович начинал торить дорогу в огнеборческой службе, с другими трудился бок о бок десятки лет, делил и хлеб, и табак, для третьих  был и остается отцом-командиром, строгим и требовательным, но чутким и внимательным, знающим пожарное дело вдоль и поперек, до мозга костей  через себя, свое видение, жизненный и практический опыт.

Сперва, как водится, износил не одни солдатские сапоги. На армейскую службу загнали его, в полном смысле, куда Макар телят не гоняет  на самую что ни на есть Чукотку. Оттуда вместе с другими, как он, бедолагами обеспечивал надежную связь с воздушной армией, охранявшей дальние рубежи нашей Родины. В ту пору на Ледовитом океане испытывали новое атомное оружие и потому с армейским лихом хватил еще и радиации, о которой тогда  рот на замок  никому ни гугу: страшный секрет.

По увольнении в запас приехал в Ленинский район и не искал, где лучше, устроился в пожарную охрану  рядовым. Однако заметили его любознательность и трудолюбие, произвели в старшие пожарные. С того и пошло  испытал через себя все должности, поднимался по ступеням служебной лестницы: младшего инспектора, инспектора. Приглянулся, взяли в областное УПО. И здесь рос, возглавил одно из двух ведущих направлений  Госпожнадзор. Зубы проел на этом деле, испытал на себе пресс многих чванливых хозяйственников, не привыкших покоряться кому бы то ни было, в том числе и пожарным в части соблюдения их требований. Бывали «схватки» не на жизнь, а на смерть, но ни разу не отступил от своих принципиальных позиций.

Что касается пожаров, в том числе крупных и сложных, перетушил и расследовал их за жизнь великое множество. Не скоро по достоинству  возвели его на должность заместителя начальника УПО.

Судьбе было вольно распорядиться так, что автору довелось несколько лет ходить под началом у Геннадия Самуиловича. На первых порах подмывало бросить все и уйти куда глаза глядят до того он казался придирчиво пунктуальным в требованиях. И позже почитал за счастье, что не поддался сиюминутной слабости: расстаться с работой и Лойтером. Потом на фактах и примерах разглядел: Лойтер и к себе не менее взыскателен, даже более, чем к подчиненным, ежедневно работает до упора. Выпьет крепкого чаю свежезаваренный напиток его слабость, как у студента перед экзаменом, и опять бодрствует на рабочем месте сколько возможно. Открывались в нем и другие черты, в частности, доброта к подчиненным, как будто родные ему, близкие люди. И еще: об отношении его к погорельцам. Отношение это у него особое. Сколько видел пожарищ, так и не привык взирать равнодушно. Помнится, 27 января 1992 года огненная беда постигла доярку, мать шестерых детей Н.Н. Подикушину из деревни Целеево (тогда колхоз имени Горького, теперь агрофирма «Заря»). Накануне Полику шины обменяли выработанный газовый баллон на новый, установили его к плите, но герметичность редуктора надлежаще не проверили. Утром хозяйка ушла на ферму. В доме за старшего остался 15-летний сын Андрей. Он включил плиту, чтобы разогреть пищу малышам и... произошел взрыв. Огонь тотчас охватил помещение. Андрей получил сильные ожоги лица и рук, пятилетняя Ира, двухлетняя Кристина, шестимесячный Коля погибли. Двое других детей в это время отсутствовали и не пострадали. Но оставшиеся живыми в одночасье лишились крова, съестных припасов, средств к существованию.

Лойтер, как никто другой, принял чужую беду близко к сердцу, организовал сбор пожертвований в помощь погорельцам* Первым подал личный пример, призвал откликнуться брата, местных и областных пожарных. Но и на этом не остановился. На другой день по настоянию полковника о трагедии, разыгравшейся в многодетной семье доярки, с публицистическим накалом, хватающим за душу, выступили областные издания, «Российская газета». Короче, об огненной беде узнали миллионы читателей. Многие, как и Лойтер, не остались равнодушными, благо сообщался лицевой счет, открытый в Дмитрове на пострадавшую семью.

Постепенна Лойтер открывался для меня все новыми гранями.

Одно время областная газета, по тогдашнему «Ленинское знамя», очень неохотно шла на публикацию материалов пожарной охраны, хотя их профилактическое значение трудно было переоценить. Особенно усердствовал редактор по отделу информации.

Он встречал просьбы УПО буквально в штыки и поучал:

 Вы что не знаете? Газета  орган обкома партии и облсовета народных депутатов, а не криминальная какая.

В редакцию приходилось ходить как под нож.

Лойтер однажды, когда я в очередной раз посетовал ему на отношение газеты к материалам УПО, оживился:

 И вы не знаете, что сделать?

С этими словами достал из книжного шкафа, стоявшего сбоку от его стола, миниатюрные фигурки пожарных производства Дулевского фарфорового завода, изготовленные по заказу УПО, дал две штуки.

 Идите с ними прямо к главному редактору.

 А если выставит?

 Ни в коем разе, если скажете, что это произведения нашей, пожарной, символики. И огнеборцы дарят их в знак уважения к газете.

Секретарь допустила к главному. Бросилось в глаза: кабинет огромный, богатый интерьер. Пока шел к столу, главный обратил внимание на сверточек в моих руках.

 Что это у вас?

Я сказал, как и учил Геннадий Самуилович: «Символика пожарных». У самого сердце в пятки. Ну, думаю, выставит за дверь, позора не оберешься. Тогда было строго насчет презентов. Между тем главный проявил неподдельный интерес, стал разглядывать привлекательные фигурки пожарных, восхитился:

 Моя слабость к дулевскому фарфору.

План полковника сработал. Меж нами завязалась непринужденная беседа, в ходе которой удалось ненавязчиво поведать о проблемах пожарной охраны и невнимании газеты. Главный среагировал мгновенно: вызвал редактора по отделу информации. Метаморфоза и с тем произошла на глазах. Всего несколько минут тому назад он отказывался принять материал УПО, сейчас вдруг повернулся на 180 градусов:

 Вот и я говорю, пусть чаще приносят материалы...

По возвращении из редакции я доложил полковнику о результатах поездки, и здесь Лойтер открылся для меня еще одной стороной:

 У вас самого-то есть такие сувенирчики?

 Нет.

 Тогда и вам.  Он опять открыл шкаф, достал и подал фигурки пожарных.

Статуэтки, подаренные Лойтером, до сих пор стоят у меня на телевизоре, напоминая о том эпизоде и о самом Лойтере.

Давно на смену Геннадию Самуиловичу пришли другие руководители, но ни до, ни после не сделали такого доброжелательного жеста, хотя поводы такие были и есть. И еще черта или грань характера Геннадия Самуиловича, которая бросалась в глаза и которая раскрывает его характер.

По должности заместителя начальника управления закрепили за ним «Жигули». И, Боже упаси, чтобы воспользовался ими для поездок из дома на работу. Только городским траспортом! Может, комуто и покажется: мелочь. Всего штришок. Но, по мне, весьма показательный.

За многие десятилетия службы довелось видеть других начальников, которые едва заимеют право пользоваться персональным авто, шагу не шагнут без машины, бесцельно жгут горючее, благо оно за казенный счет. Не большим умом  служебным автомобилем подчеркивают свое превосходство над подчиненными и окружающими, смотрите, дескать, какие мы пупы земли! Не из таких Геннадий Самуилович Лойтер.

Потому авторитет его непререкаем  состоит из суммы деловых качеств. Из личных, как подмеченные, также.

Подчиненные, коллеги, равные по должностям, званиям и даже выше, любили послушать его, особенно на совещаниях руководящего состава. Знали: не пустозвон. Если берет слово, значит, скажет действительно нечто неординарное, постановочное.

Помнится республиканское совещание руководящих работников пожарной охраны России. Один за другим на трибуну поднимались представители республик, краев и областей. Участники форума уже достаточно утомились от тавтологии и в зале стоял шум обычных в таких случаях разговоров. Когда же председательствующий предоставил слово Лойтеру, тотчас установилась настороженная тишина. Взоры всех присутствующих обратились на трибуну. Повернулся к Геннадию Самуиловичу и президиум во главе с начальником ГУ ПО МВД А.К. Микеевым: «Что он скажет?».

Произнеся несколько дежурных фраз, оратор обратился к начальнику главка и повел речь с открытым забралом  о непорядках, которые видятся на местах, упущениях главка и проблемах, которые главку надо решать, не обошел он и генерал-лейтенанта Микеева. Критика была конкретной, не в бровь, а в глаз. В частности, за то, что руководящие работники, бывая в зарубежных командировках, не утруждают себя распространением и внедрением в практику того лучшего, передового, что видели за границей.

И так он во всем, Лойтер. Его выступления можно бы назвать резонерством или критиканством, не последуй за ними конкретные предложения и дела, груз которых Геннадий Самуилович безбоязненно и с готовностью брал на себя, хотя, как известно, с тяжелой ношей в гору всегда идти труднее.

Скажем, проект Федерального закона «О пожарной безопасности» Российской Федерации рождался в тиши высоких кабинетов  долго и мучительно, пока к разработке и подготовке его не привлекли, наряду с учеными, наиболее подготовленных практиков, в том числе и его, полковника Г.С  Лойтера. К такому действу Геннадий Самуилович был подготовлен всем образом жизни, продолжительной службой и, главное, критическим, аналитическим умом и своим взглядом на вещи, на суть проблем. Ко всему полковник хорошо зарекомендовал себя еще и раньше  при подготовке других важных документов республиканского масштаба. При его активном участии был сочинен проект письма министра внутренних дел РФ на имя Президента России Б.Н. Ельцина  с убедительным доказательством того, что из-за недооценки и пренебрежительного отношения пожарная охрана доведена до последней черты и ее надо спасать. Конечно, над подготовкой проекта письма трудились коллективно и другие «аксакалы» пожарной охраны  участники совещания ведущих УПО автономных республик, краев и областей, состоявшегося в Реутове. Но и при всем том полковник Лойтер, выделяясь индивидуальными качествами, играл первую скрипку.

Стоит ли удивляться после всего, что обращение к пожарным принять участие в подготовке Федерального закона «О пожарной безопасности» также не осталось для Лойтера втуне. Геннадий Самуилович, отдадим ему должное, написал от первой и до последней строки альтернативный проект закона, чем немало удивил его разработчиков.

Когда 18 ноября 1994 года закон был принят Государственной Думой и 21 декабря 1994 года утвержден Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным, товарищи не скрывали, что в нем более чем наполовину нашли выражение мысли и рекомендации из альтернативного проекта Г.С. Лойтера.

Еще помнится XIV областная отчетно-выборная конференция ВДПО, проведенная в конце 1990 года, необычная и... последняя. Президиум облсовета ВДПО, членом которого Лойтер состоял, по его, Геннадия Самуиловича, мнению, решил провести ее по-необычному-  в два этапа. И если предшествующие конференции готовил только штатный состав президиума, то для подготовки XIV конференции по настоянию Лойтера образовали общественную комиссию во главе с ним.

На тот период общество по спискам насчитывало в области больше 300 тысяч членов, объединенных в 3268 первичных организаций. Ко всему, имелись еще и сотни добровольных пожарных дружин. Армия! Но гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Комиссия во главе с Лойтером провела анкетирование, организовала сбор предложений, задействовала потенциал многих людей, лично заинтересованных и могущих поправить положение к лучшему. Короче, за частоколом розовых цифр комиссия открыла немощность облсовета ВДПО. Критика была нелицеприятной.

 Задача общества по защите от огня жилого сектора,  с болью говорил председатель комиссии,  не выполнена.

Неутешительный вывод Лойтер подтвердил «кричащей» статистикой роста количества пожаров в жилье, гибели людей.

Критика из его уст становилась все доказательней и убийственней:

 Не будем себя обманывать, членство в обществе для многих фикция. В обществе больше 300 тысяч членов. Но что-нибудь при таком росте рядов ВДПО изменилось? Нет. Да и какие задачи можно выполнить фиктивными членами общества?

Проводили месячники, смотры, конкурсы  часто для галочки в отчетах. Такая работа в том виде, в каком она ведется, нередко показушная... Комиссия пришла к выводу о необходимости коренного реформирования общества.

Мысли о пожарном добровольчестве, как от искры занявшиеся пламенем еще на заре его огненной службы, набравшие силу к той памятной отчетно-выборной конференции областного общества ВДПО, на которой он выступал как председатель подготовительной комиссии, после уже не покидали его, навязчиво преследовали и, наконец, целиком полонили. Конечно, одно дело критиковать, другое  показать, как надо, как вдохнуть жизнь в некогда процветающее общество, сделать его той силой, какой ему надлежит быть. Что при нынешней организации обществу не подняться с колен, Геннадий Самуилович не сомневался. Он видел выход в одном  реформировании общества на иной организационной основе. На какой?

Так он стал инициатором создания акционерного общества «Противопожарный центр Подмосковья». Начал создавать его с учетом жестких требований жизни, вызванных перестройкой, смены всего уклада общественного строя, создавать действительно мощное объединение пожарного добровольчества, отвечающее взыскательным условиям современья.

 Мечта всей моей жизни,  говорил тогда полковник Г.С. Лойтер,  создать противопожарную ассоциацию Подмосковья. И я добьюсь своего.

Эти его слова относятся к 1992 году. Какие неисчислимые беды приносит огонь экономике и населению области, «он выражал графически. Кривые количества пожаров материального ущерба от них и гибели людей неудержимо и круто ползли вверх  на протяжении всех последних лет. Тогда минувший, 1991й, год не был исключением. В течение его произошло 8767 пожаров, причинивших колоссальный убыток  17 миллионов 216 тысяч рублей (в ценах того времени), что на 52 процента больше, чем в предшествующем 1990 году. В дыму и огне погибли 307 человек  на 23 больше, чем за сопоставимое время.

Популярная в то время московская газета «Куранты» неизменно величала Геннадия Самуиловича заместителем начальника ГУВД, столь он был авторитетен для редакционных работников. Полковник их поправлял, говорил, что никакой он не заместитель начальника главка, просто заместитель начальника противопожарной и аварийно-спасательной службы ГУВД, думал, что ошибки случались по недогляду редакции. Но и позже все повторялось, будто журналисты, покоренные деятельной натурой Геннадия Самуиловича, не представляли его себе иначе.

И вдруг звонок по телефону: «Приходи. Со службой буду прощаться». Как-то не укладывалось. Работал работал, до обыденного привычным стал как за годы все окружающее. В общем-то недавно полковником стал, одной папахи не износил. Знаком «Заслуженный работник МВД» награжден, только что шестой десяток разменял и  на тебе  в отставку. С недоумением пошел к знакомому кадровику: что же это получается? Ничего, отвечает товарищ, так и должно быть. Геннадий Самуилович не может работать плохо, а трудиться на прежнем пределе, считает, не хватает сил.

Тогда открылась еще черта: проявляет гражданское мужество, вовремя уступает дорогу молодым.

В назначенный день пришел в красный уголок ПАСС. Яблоку негде упасть: сослуживцы и гости.

Было много цветов и теплых слов. И вывод один: сердцем ветеран останется в пожарной охране. Так и вышло.

2

Прежде чем повествовать о последующем этапе неугомонной жизни Г.С. Лойтера, следует сделать необходимый экскурс в предысторию.

В мае 1987 года вступил в силу закон СССР о кооперативах и малых предприятиях. Руководители УПО увидели в новации громадную перспективу для реального обеспечения противопожарной защиты.

Суть в том, что к тому времени в результате внутренних дрязг, споров, непродуманных реформаций и волюнтаристских подходов ВДПО было практически парализовано, и, видел Лойтер, добровольному обществу в ближайшее десятилетие из пропасти не выбраться. Это с одной стороны, с другой  ВДПО являлось монополистом по оказанию услуг и работ противопожарного профиля. Видя развал облсовета ВДПО (он стал удовлетворять запросы в таких услугах менее, чем на 10 процентов), УПО и Лойтер, в частности, стали искать новые пути удовлетворения противопожарных потребностей народного хозяйства.

Опыт, интуиция, трезвый расчет и прозорливость руководства УПО подсказали единственно правильный путь к решению этой проблемы: как можно дольше сохраняя областную систему ВДПО, активно поддерживать создание различных малых предприятий и кооперативов противопожарного профиля.

За пять лет в городах и районах Подмосковья было создано 87 малых предприятий, которыми оказывалось более 70 видов различных услуг противопожарного профиля. Это, кроме всех прочих положительных сторон, дало возможность росту здоровой конкуренции как между собой, так и системой ВДПО, побуждая каждого участника к улучшению качества работы и снижению цен на эти услуги. Вероятно, именно такая постановка дала возможность сохранить боеспособным областное арендное предприятие СРСУ противопожарных работ ВДПО, которое и по настоящее время является одним из передовых в России.

Вместе с Тем с развитием числа малых предприятий появилась и начала нарастать проблема их объединения. В первую очередь требовалось объединение методическое, создание единой базы снабжения, информации, взаимодействия.

Попыткой создания такой базы явилось образование в марте 1992 года акционерного общества «Противопожарный центр Подмосковья». Закон в то время позволял, поэтому соучредителями акционерного общества выступили противопожарная аварийно-спасательная служба, производственно-технический центр, учебный центр, региональный специализированный отряд, СРСУ МОС ВДПО и фирма «ФениксМедико», которая занималась противопожарными работами.

К тому времени Геннадия Самуиловича уже подстерегли один за другим два инфаркта, приближалось его 50летие. Учитывая, что начал работать в 15 лет, он твердо и решил уйти на пенсию. Руководство управления и другие соучредители попросили его возглавить акционерное общество «Противопожарный центр Подмосковья», ибо он был инициатором развития сети малых предприятий противопожарного профиля в области. Так, после ухода на пенсию, не отдохнув ни одного дня, Геннадий Самуилович начал работать генеральным директором этого акционерного общества.

Начиналось с малого: в управлении выделили помещение  всего 12 квадратных метров, разделенное фанерной перегородкой. Уставной капитал составлял всего 200 тысяч рублей  все, что имелось для начала работы. Никакого опыта, почти никаких знаний в новом деле. Но лиха беда начало.

Первый год был особенно тяжелым. Может, потому и, наверное, потому через месяц работы случился у Лойтера третий самый тяжелый инфаркт. 17 дней в реанимации, из них четверо суток не приходил в сознание. В конце четвертого дня была зафиксирована клиническая смерть. Однако через восемь минут врачи центрального госпиталя МВД вернули его к жизни. Почти пять месяцев пролежал он в госпиталях и клиниках, но работу не бросал. Даже в клиниках подписывал документы, принимал подчиненных и разворачивал деятельность.

После лечения, кроме других дел, пришлось решать серьезные организационные вопросы. Дело в том, что согласно новому законодательству учредители  организации государственной противопожарной службы вышли из акционерного общества. Пришлось подбирать новых учредителей и партнеров.

В связи со сложившимися хорошими деловыми отношениями с производственно-техническим центром УПО (Михаил Андреевич Ковтунов, сейчас заместитель начальника УГПС), с ОПО Люберецкого района (Владимир Васильевич Назариков), ОПО Ногинского района (Юрий Владимирович Медведев), при постоянной и активнейшей помощи начальника противопожарной службы области знаменитого генерала Вячеслава Федоровича Рубцова «Противопожарный центр Подмосковья» постепенно создал материальную базу для успешной работы.

Заработанные средства шли на развитие производства  отремонтировали склады в Лыткарино, построили новый склад в Ногинском районе, там же отремонтировали помещения профессиональной пожарной части, где наладили производство заправки углекислотных огнетушителей, ремонта пожарно-технического вооружения. Хватило заработанных средств и для участия в строительстве нового здания УГПС, где сейчас и расположен центр.

Все это не дается даром. К сожалению, через год после третьего у Лойтера случился четвертый инфаркт. Слава Богу, обошлось и на этот раз. Судьба послала ему замечательного врача  Игоря Аркадьевича Либова, да и желание творить помогло выжить.

За пять лет центр поставил для объектов народного хозяйства и подразделений пожарной охраны более 130000 огнетушителей, около 700000 метров пожарных рукавов, более26000 комплектов оборудования для внутренних пожарный кранов, 870 единиц водопадающей техники, изготовил ЗО комплектов боевой одежды, 26 наименований пожарно-технической литературы общим тиражом около 2200000 экземпляров и т.д..

Центр участвовал и участвует во многих благотворительных проектах  помощь работникам пожарной охраны, семьям погибших, пострадавшим, детскому дому «Молодая гвардия», устраивал благотворительные лотереи, участвовал в подготовке всех соревнований по пожарно-прикладному спорту. За пять лет на благотворительность, а также за счет специального снижения цен на пожарно-техническую продукцию для пожарных центром оказана помощь пожарной охране* в размере около двух миллиардов рублей.

У центра сложились устойчивые деловые отношения со многими фирмами, но сама форма акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью не позволяет объединять в более удобную структуру акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью, товарищества с ограниченной ответственностью и другие малые предприятия. Поэтому рождается план создания объединения пожарной охраны  «Союз пожарных Подмосковья». Лойтером подготовлены практически все документы, проведены переговоры с учредителями, даже получено свидетельство на использование названия.

Однако проекту не суждено было воплотиться в жизнь. К этому времени в России родилось новое объединение пожарной охраны  некоммерческая организация «Фонд пожарной безопасности». Создавать два объединения на территории одной области, суть задач которых, формы их выполнения и т.п. вопросы идентичны, не имело смысла.

Учитывая опыт работы Геннадия Самуиловича в госслужбе и предпринимательстве на ниве пожарной безопасности, руководство попросило его возглавить территориальный фонд пожарной безопасности по Московской области. И на этот раз он не отказался. Значительно потеряв в зарплате, уйдя с самостоятельной должности генерального директора, он становится директором территориального фонда, даже не являющегося юридическим лицом.

Дело в том, что именно в развитии фондов (не в таком виде, как они созданы в 1997 году) Лойтер видит будущее в системе обеспечения пожарной безопасности. Через фонды решаются вопросы безопасности во всех ведущих странах мира, через систему фондов и страховых компаний решались вопросы противопожарной защиты и у нас в России до установления советской власти.

А там, где веет созданием чего-то нового, еще неизведанного, где есть простор для творчества, там и должен находиться работник, не дающий покоя ни себе, ни другим, таким же неугомонным.

Фонд только начал разворачивать работу, а в его подмосковном филиале уже рождается схема будущего  принципиально новая схема его развития. В Московской области, учитывая наработки предыдущего десятилетия и инициативу с мест, считают целесообразным ввести не одноуровневый фонд, как это сделано сейчас, а трехуровневый: Российский фонд, фонды субъектов Российской Федерации и районные (городские) фонды. Все они объединены единым уставом, единым руководством, все являются юридическими лицами. Только такая система будет самой жизненной и необходимой. В этом уверен Геннадий Самуилович Лойтер и над этим он сейчас работает.

* * *

Люди, если они трудятся беззаветно, оставляют в жизни заметный след. Такой и Геннадий Самуилович Лойтер. Работал буквально на износ, оттого и схлопотал преждевременно четыре инфракга. Старается вида не подавать и опять трудится до упора.