Цель РУБИН ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ - предложение широкого спектра услуг по низким ценам на постоянно высоком качестве.

Из боя не вернулся

Каждое тушение пожара - бой. Опасный и непредсказуемый бой с огнем. И, как водится в бою, случаются жертвы. Скорбный список пожарных, погибших в Подмосковье, как вы заметили из предыдущего материала только за последние годы, вытянулся за тридцать. Один из них - Владимир Кириллович Беляцкий. Десять лет минуло с трагического дня, а помнится, будто случилось это вчера. На том пожаре он объявил:

- Иду в разведку

Как в настоящем крупном сражении, у пожарных не обходится без разведки.

Беляцкий по обязанности, по партийному долгу считал для себя быть впереди. В партии на тот день он состоял тридцать три года. Депутат городского Совета. Награжден орденом, медалями. В личном деле больше сорока записей о поощрениях.

Два высших образования. Может, сейчас не в диковинку. Но во времена Беляцкого, да еще у пожарного, когда и в других службах такого днем с огнем не сыскать. Здесь - у пожарного! В районе!

Окончил Владимир Кириллович педагогический. Преподавал химию на курсах пожарных. Показалось мало. Поступил в Высшую школу МВД. Принял под начало пожарную охрану Орехово-Зуевского района. Регион - пожароопасный. Леса, торфяники. По должности начальника ОПО рьяно взялся за расширение и укрепление материально-технической базы. Трудно далось, но добился создания пожарных депо в городе Куровское, совхозах «Титовский», «Соболевский», «Орехово-Зуевский», на Белавинской птицефабрике. В гарнизоне с его легкой руки обновился и технический парк. Построили современное несколько этажное здание для ОПО, с депо и помещениями пожарной части по первому и второму этажам, прекрасными просторными кабинетами для сотрудников. В здании открыли пожарно-техническую выставку. Рядом - спортгородок, позволяющий на месте проводить соревнования пожарных. Жизнь кипела, дай Бог каждому.

И еще завидная черта: умел Владимир Кириллович подобрать ключики к сердцам подчиненных, ко всем, с кем имел дело. Вопросы решал быстро, без бумажной волокиты, по телефонному звонку. Ему верили на слово - такой не подведет.

Сколько он перевидел и потушил пожаров на своем служебном веку! Одно жаркое лето 1972 года чего стоило. Леса и торфяники горели кругом.

Торф горит своеобразно, силу набирает изнутри. Проходит час-другой - и вдруг из-под земли вырывается огненный смерч, все вокруг начинает полыхать. На небольшой глубине образуются пустоты (прогары), температура в них достигает восьмисот градусов. В те дни работали сутками напролет, стихия наступала, но способность правильно и быстро оценить обстановку, сконцентрировать силы на важнейшем в данный момент участке, умение шуткой настроить в трудную минуту подчиненных и поддерживать боевой настрой в течение всей операции обеспечили победу. Тогда Владимир Кириллович Беляцкий был награжден первой медалью «За отвагу на пожаре». Это была самая дорогая из всех его наград, среди которых и медали «За безупречную службу» всех трех степеней и орден «Знак Почета».

- Пора бы тебе и угомониться, - в сердцах говорила Римма Яковлевна супругу. - Без пяти минут пенсионер, а все соревнуешься с молодыми.

- Пенсионером я мог стать в пятьдесят пять - по выслуге лет, - соглашался Владимир Кириллович. - Иные даже раньше. Они пенсионеры душой...

Супруг менял пластинку в разговоре. Но опять скоро сбивался на 1972 год, когда неделями пропадал в схватках с огнем, просвещал жену:

- Борьба с торфяными пожарами очень тяжела.

Не легче борьба и с лесными пожарами: густой, едкий дым режет глаза; пыль, жара, гарь вызывают кашель; от треска падающих деревьев и шума работающих машин закладывает уши.

Эта борьба требует большого напряжения физических сил, энергии, сноровки, быстроты. Иногда бывает так: гасится очаг пожара в одном месте, а пламя взмывает в другом. Подчас кажется, нет такой силы, которая остановила бы огонь. Много труда требует создание защитных полос. Параллельно передней кромке пожара на расстоянии 10-15 метров от нее (ближе нельзя: очень жарко, от едкого дыма слезятся глаза) идет несколько машин. Первыми - бульдозеры. Они сваливают деревья и, если возможно, выкорчевывают их. Вывернутый пласт земли становится преградой для огня.

Чтобы придать рассказу достоверность и убедительность, поведал супруге про очень сильный торфяной пожар на участке Северное Чистое. В его тушении, кроме пожарных подразделений, принимали участие рабочие завода «Прибордеталь», Авсюнинской фабрики, Ликинского автобусного завода, завода «Карболит», Мисцевского торфопредприятия, а также воинское подразделение.

- Сигнал об этом пожаре поступил 7 июля, - рассказывал Беляцкий. - На оперативной машине вместе с инженером пожарной профилактики Ореховского торфотреста Подгорным и начальником производственного отдела {Суровым едем в Северное Чистое, расположенное во впадине. Совместно с главным инженером треста Леонтьевым проводим разведку, используя для этой цели оперативную машину. Дым и высокая температура затрудняют дыхание, справа едва заметно просматриваются контуры 12 дымящихся караванов.

Ветер усиливается. Несмотря на тяжелейшие условия, пробиваемся дальше. Переговариваемся редко - иначе начинается удушливый кашель. В дыму наталкиваемся на узкоколейку, поворачиваем направо в сторону поселка. С левой стороны уже повисли на натянутых проводах столбы обгоревшей телефонной линии, огонь по кустарнику движется к поселку.

Наконец, выбиваемся из плотного дыма и направляемся в штаб пожаротушения. После короткого совещания решаем тушить торфополя и защищать мост, чтобы тем самым предотвратить угрозу загорания поселка.

Ветер усиливается, превращается в ураганный, пыль несется со стороны пожара на поселок. Возникает реальная угроза распространения огня на постройки. Принимаем решение: бросить на защиту поселка все тракторы с коловратными насосами, пожарную машину, мотопомпу.

Тогда в борьбе с лесоторфяными пожарами участвовали все огнеборцы ОреховоЗуевского района - поголовно. 12 августа пожар не на шутку разгулялся в лесном массиве близ Куровской нефтебазы. Огонь охватил забор, шланги сливной эстакады, угрожал цистернам с бензином и другими нефтепродуктами. Обстановка – ого-гоо! Исключительно сложная и опасная. Спасибо начальнику ПЧ24 Ю.В.Стащенко. Он оперативно расставил силы и средства пожаротушения и смело вступил в борьбу с огнем. Вместе с командиром отделения Г.В.Катаевым под защитой водяных струй сбил пламя с дыхательной аппаратуры резервуара. Благодаря мужеству и отваге Ю.В.Стащенко и пожарных его части взрыв на нефтебазе был предотвращен.

Работая над очерком о В.К.Беляцком в 1997 году, то есть четверть века спустя после незабываемого лета 72-го, удалось встретиться с Г.В.Катаевым. Георгий Васильевич посейчас командир отделения в той же ПЧ24. Он не забыл:

- Тушили леса Куровские, Озерецкие, Майские, на 42-м участке. Два месяца, все лето.

Машины проваливались...

Сейчас представляю и удивляюсь, как могли выстоять: трава сухая в пояс, горит как порох.

Около нефтебазы тушили бор. Был сильный ветер. Огонь прорвался. Загорелся забор. Рядом емкости с горючим.

Если бы нефтебаза взорвалась, не было бы и Куровской. Заехал машиной на пирс, на водоем. Пока тушили забор, огонь перешел на траву к резервуарам. Двое суток тушили нефтебазу. Своим отделением подал три ствола, стал охлаждать емкости. Были четыре генерала, испугались. Оставил два ствола на охлаждении, другие - опять на забор. Как могли, ногами, руками. Нас обливают. А мы опять работаем. И так двое суток.

- Чье отделение? - спрашивают.

Я назвал. Всех пятерых наградили медалями «За отвагу на пожаре»: Альберта Зайцева, Вячеслава Лаухина, Володю Шамарина, Виктора Фомина и, естественно, меня.

Но опять о Беляцком.

- Пробьет час, непременно уйду, - успокаивал он супругу.

Но Римма Яковлевна не верила, что будет так. Слишком неуверенно произнес он долгожданное обещание. Да и сам Владимир Кириллович сказал это скорее для красного словца, чтобы успокоить жену.

- Растет ведь у тебя Кирилл, - наступала Римма Яковлевна, пуская в ход козырную карту про внука. - Требует дедушкиного внимания. Да и Таня нуждается в помощи. - Это про дочку. – День-деньской в школе. Домой придет, опять за тетради. Подготовка к урокам. Внеклассная работа.

Владимир Кириллович соглашался с доводами жены. Как-то получилось, что дочка, окончив педагогический, уехала в Прибалтику, обзавелась семьей, да так и застряла на чужбине. Когда навещали родителей, Беляцкий все свободное время пропадал с маленьким внуком - на лоне природы, на садовом участке. Без умолку объяснял любознательному мальчонке, что к чему.

- Не верю, что уйдешь, - не отступала Римма Яковлевна.

- Конечно, - в тон жене отвечал Владимир Кириллович, - мне будет недоставать работы. Как никак сорок лет в пожарной охране. Душой прикипел к ней.

- На пожарах.

- Да, да.

Римма Яковлевна памятовала о недельном тому назад выезде мужа на пожар в деревню Губино. Там сторож обнаружил загорание сена, складированного под навесом для молочно-товарной фермы. Сено, что торф, тушить трудно. Открытый огонь, куда ни шло, зальешь. Но где гарантия, что он не ушел внутрь. Надо перебирать всю скирду. Он, начальник ОПО Беляцкий, и поступил так, собрал всех, кого мог, - директора совхоза, парторга, главного инженера, достаточное количество других людей, подогнали тракторы, другую технику и все вместе трудились с вечера до утра. Из 50 тонн сена спасли 47. До последнего дымка оставался Владимир Кириллович на месте. Как же без него?

И на этот пожар - в Куровское - Беляцкий мог не выезжать. Достаточно было других руководителей. Но разве можно без него.

Один за другим он делает шаги - в неизведанное. Пять... Десять... Пятнадцать... Здание среднего профессионально-технического училища в городе Куровское, где бушует пожар, построено в 1923 году. Трехэтажное. Стены, перегородки - кирпичные. Но перекрытия деревянные. Огонь бушует в актовом зале, пристроенном к основному зданию.

Рядом с Беляцким осторожно ступают его заместитель капитан В.В.Балакирев, старший помощник руководителя пожаротушения майор М.Ф.Рассадин, начальник караула старший лейтенант Г.А.Коркин. Луч группового фонаря едва пронзает плотную стену дыма. Беляцкий остановил сопровождающих. Дальше - один. Тут, именно тут сейчас критическая точка пожара. Сюда и нужно направить усилия пожарных. Подчиненные поняли его: оптимальный вариант атаки найден. И в тот миг - в какую-то десятую долю секунды - рухнуло перекрытие, опрокинув и смяв подполковника Беляцкого.

Продолжающая гореть балка одним концом уперлась в пол, другим зависла на стене.

- Кириллыч! Беляцкий!

В ответ гробовое молчание.

Балакирев пролез под балку и с ужасом увидел начальника - балка придавила его поперек туловища.

Подоспевшие на выручку пожарные приподняли край балки, Валерий Владимирович вытащил Владимира Кирилловича.

...По прошествии десяти лет после случившегося разговариваем с Балакиревым. При одном упоминании о трагедии Валерий Владимирович потемнел лицом, жизнерадостность с него сняло как рукой. Слова падают будто тяжелые камни:

- Он еще был жив, Беляцкий. Только временами сильно стонал. Отвезли его в больницу города Куровское, затем, через шесть часов, на реанимационной машине - в хирургическое отделение Орехово-Зуева.

Двое суток продолжалась борьба между жизнью и смертью. Несколько раз Владимир Кириллович приходил в себя. Товарищи не отлучались от его изголовья. Он еще надеялся, что выкарабкается, просил:

- Только не говорите Римме Яковлевне подробности. Скажите. «Сломал ногу».

И были последние его слова:

- За случившееся никого не вините.

2

Минули десять лет как один год. Супруга Беляцкого Римма Яковлевна продолжала дело мужа, работала диспетчером в пожарной охране и ни на день не забывала о муже. Последнюю неделю чувствовала себя особенно тоскливо.

Отчего бы? На могилке у мужа побывала и на Пасху, и на День Победы. Привела в порядок, протерла тряпочкой до блеска гранитный обелиск и керамический барельеф - избражение на нем в виде фото. Несколько раз перечитала надпись: «Беляцкий Владимир Кириллович 1929 - 1987 годы. Погиб при исполнении служебного долга».

Прошло еще несколько дней, а тоска не утихает. Чувствует Римма Яковлевна: магнитом тянет на могилку. Кладбище, вроде, недалеко от города и далеко. Не по годам стало ходить. Ноги болят. До апреля 1997 года еще работала, хотя и была на пенсии. Ушла и сразу как-то обезножила, почувствовав себя одинокой. В коллективе было не так одиноко. Правда, коллеги мужа обещали и дальше не забывать. И верно, держат слово. Вот и сегодня пришла навестить Нина Ивановна Лебедева, заместитель начальника ОГПС по работе с кадрами. Как будто прознала про тоску ее, Риммы Яковлевны, по мужу, предложила:

- Давайте вместе побываем на могилке Владимира Кирилловича.

- Да как же добраться при моих-то летах и непослушных ногах? - усомнилась Беляцкая.

- Это мы вмиг решим, - пообещала Нина Ивановна и позвонила Валерию Владимировичу Балакиреву.

- Какой может быть разговор, - откликнулся Балакирев. - Через десяток минут прямо к подъезду дома пришлю отрядную «Волгу».

... Хорошее место для последнего пристанища выбрали Владимиру Кирилловичу. Кладбище на высоком месте, в сосновом бору. Как на ладони, видна труба котельной, что на проезде Беляцкого, то есть его Владимира Кирилловича имени, напротив здание ОГПС, которое он построил до гибели.

По дороге заехали на рынок, купили живые цветы. Подошли к могилке. Римма Яковлевна по обычаю перекрестилась. Побыли в оградке.

- Вот теперь полегчало на сердце, - благодарно Нине Ивановне призналась Беляцкая. Перекрестила обелиск и еще раз себя. Направляясь к машине вместе с Лебедевой, зашли на могилы других пожарных. Римма Яковлевна поступает каждый раз так, бывая на кладбище. И на те могилы также, как и на могилу мужа, положила цветы.