Памяти героя пожарного Журавлева Игоря Яковлевича

Цель РУБИН ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ - предложение широкого спектра услуг по низким ценам на постоянно высоком качестве.

10 Ноября 2017
3 ноября 2017 года, умер тот человек, которому посвящена моя статья. Скорблю об этом. Когда я услышал об этом случае в новейшей истории Волгограда, то решил обязательно написать об этом мужественном человеке. Да, в советское время было немного написано, и после всё быстро забылось. Это как раз было связано с годовщиной той трагедии. Я специально поехал через весь город (кто знает длинноту Волгограда, тот поймёт меня!, нашёл Игоря Яковлевича через коллег (он был уже давно на пенсии), и мы с ним долго, душевно беседовали. Очень скромный человек!

Попутно я хотел напомнить властям этой газетной статьёй о некоторых нюансах, связанных с тем случаем. Читатель поймёт всё, прочтя материал до конца.

Вы думаете, кто-то из этих толстомордых, живущие за наши налоги, откликнулся? Не стоит угадывать и с первого раза, чем дело закончилось(( Увы!

Пожар на Волжской ГЭС 27 лет назад мог уничтожить город

Сейчас много говорят о катастрофе, случившейся на Саяно-Шушенской ГЭС. Оказывается, благодаря мужественным действиям её работников удалось избежать ещё худшего – гибели посёлка, находящегося чуть ниже по течению, и тогда бы счёт жертв пошёл на тысячи.

Но, оказывается, на нашей Волжской ГЭС тоже не всегда было безоблачно. В 1982 г. произошёл инцидент, который едва не привёл даже к не менее (или – более?) серьёзным последствиям. Волгоградцы в большинстве своём так и не узнали об этом, ведь в СССР в целом всё было замечательно… Что, кстати, доказывается этой историей.

- Это было в марте 1982 года. Я работал в оперативной службе заместителем начальника службы тушения, - вспоминает 74-летний ветеран пожарного дела Игорь Яковлевич Журавлёв. - Накануне сменился с дежурства. Тут в 4-м часу утра мне звонят домой: срочно приезжай на работу – пожар на ГЭС!

 Когда подъехали в Волжской гидроэлектростанции, там уже находились расчёты частей близлежащих районов Волгограда, а также почти все расчёты г. Волжского, более десяти машин. Вокруг царила паника, и никто не мог понять, где точно горит в районе машинного отделения, ибо оно было полностью задымлено и представляет собой громадное помещение примерно с футбольное поле.

 Собралось всё начальство – и ГЭС, и пожарных. Наконец выяснили, что горит в районе 4-й секции подстанции постоянного тока. В результате замыкания повысилось давление в аппаратуре и произошёл взрыв. От взрыва вспыхнуло машинное масло, разлившееся на большой площади.

 Как специально, не сработала автоматическая система пожаротушения! Нужно было вручную закрыть несколько задвижек на трубопроводе, из которого выливалось масло. Они находились в самой нижней секции машинного отделения – в своеобразном полуэтаже высотой чуть более метра. Причём из-за суматохи никто не мог объяснить, где же находится нужная задвижка. Надо было действовать немедленно, ибо, по мнению специалистов, дальнейшее повреждение подстанции грозило повлечь целую цепь аварий!

Выяснилась ещё одна ужасающая подробность: на ГЭС находятся фарфоровые колбы с десятками килограммов ртути, и под воздействием высоких температур они без сомнения полопаются. И тогда – помимо техногенной - не избежать и экологической катастрофы: ведь ртуть непременно выльется в Волгу, а часть испариться…

Но всё оборудование находится под высоким напряжением. Войти внутрь горящего ада, значит, почти наверняка погибнуть. Надо было отключить ток, но руководство ГЭС, оказывается, было не вправе это решать. Позвонили в Москву.

Оттуда ответ: ни в коем случае! Мол, в данный момент станция подключена к единой энергетической системе страны, и её отключение приведёт к серьёзным технологическим сбоям. Столичные чиновники оптимистично добавили: за наградами не постоим! Так в советское время решали многие вопросы – пусть погибнут люди, а техника останется цела! Послать бы тех начальников самих предотвращать страшную катастрофу с обещанием наградить их посмертно самыми высокими наградами  и посмертной славой.
***

Полковник Журавлёв решил принять огонь на себя. Здесь ему мог помочь лишь 30-летний опыт пожарного и знание основ практически любых технологических процессов.

Но нужны были ещё люди, которые «прикрыли» бы командира. Вызывались ещё 2 добровольца. И тут произошла любопытная сцена.

Игорь Яковлевич заметил, как самый молодой из его команды стоит бледный, как полотно, губы его дрожат. Он всё понял. Подошёл к парню и спросил:
- У тебя есть кислородно-изолирующий противогаз? Давай сюда, а то у меня нет.
Ему не хотелось, чтобы этот парень погиб…

… По крутой лестнице им пришлось в кромешной темноте спускаться в самое «подполье» электростанции. Мощные фонари не пробивали даже 10 сантиметров дыма! Радиосвязь не работала из-за мощного электрического поля ГЭС, и пожарным пришлось тянуть за собой телефонный кабель.

Тем временем пожар набирал обороты. От жары стал отлетать защитный слой железобетонных перекрытий, деформировалась громадная металлическая балка. Ещё немного и пламя подберётся  к силовым кабелям - нервам ГЭС. Из-за этого станция остановилась бы, и катастрофа была неизбежна. Для всего Волгоградского региона. Часы показывали 5.13, и напряжение достигло пика.
Пожарные прошагали вниз 13 метров, затем продолжили путь по полуэтажному тоннелю, перекрывая все задвижки, какие попадались. Наконец вылезли с другого конца тоннеля, но… пожар продолжался!

Потом выяснилось, что из-за дыма не удалось заметить одну задвижку, находившуюся  в самом углу помещения. Журавлёв потребовал: покажите мне схему помещений! Тут же главный инженер ГЭС прямо на стене нарисовал, что и где расположено. Теперь Журавлёв должен был вновь идти вниз с другим звеном.
Полковник одел противогаз и шагнул к двери, за которой бушевало пламя. Увы, войти практически было невозможно! На помощь кинулся сначала старший лейтенант Владимир Александрин с брандспойтом, затем к нему присоединились Николай Тихонов и Валерий Егоров. Точно направленными струями воды они старались обезопасить командира и отсечь подползавшее к оборудованию пламя.
Ещё 2 с лишним часа огнеборцы воевали с пожаром. За это время Журавлёв 7(!) раз с риском для жизни спускался вниз по лестнице в преисподнюю. И в 8.27 минут пожар был потушен.

- Я был страшно уставший и весь чёрный от копоти, - вспоминает Игорь Яковлевич. - Стресс был неимоверный!

Вернуться же домой Журавлёв сумел лишь через сутки. Отдохнул и вновь на работу, как ни в чём не бывало.

Владимир Сарептин (В.Н.Лукашук)

http://www.proza.ru/2016/11/07/160
Анти Фимас

P.S.: Позже наиболее отличившихся при пожаре наградили медалью «За отвагу при пожаре». А вместо Журавлёва к награде хотели предоставить… его начальство. Лишь благодаря вмешательству нашего брата-журналиста удалось восстановить справедливость. Журавлёва наградили боевым(!) орденом Красного звезды, что для мирного времени является большим исключением. Медаль же «За отвагу» он получал раньше.

Орденом Красной Звезды в мирное время за мужество и самоотверженность, проявленные при ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 году был награжден также Рубцов Вячеслав Федорович, генерал - майор внутренней службы, первый руководитель тушения пожара от ГУПО МВД СССР в Чернобыле, он принял на себя руководство сводными силами пожарных подразделений в самые напряженные и драматические восемь суток – с 26 апреля по 3 мая, когда даже лучшие специалисты в области атомной энергетики не понимали с чем именно пройдется столкнуться людям. Вячеслав Федорович был единственным в России трижды кавалером медали За отвагу на пожаре. Он никогда не жаловался на здоровье, но в 2008 году неожиданно, буквально в одночасье ушел из жизни. В последний путь его провожали сотни людей, в том числе и те, кого он лично спас из пламени.   
http://50.mchs.gov.ru/upload/site22/document_file/b1RZ7kgPr5.pdf

Все сотрудники РУБИН ЦЕНТР БЕЗОПАСНОСТИ выражают свои искренние соболезнования родным и близким Игоря Яковлевича. Пусть земля ему будет пухом! 



Галерея